Почему не работают нотации?

Опытные родители знают, что читать ребенку нотации бесполезно. Это верно, ведь дети мало чем отличаются от нас, взрослых. Никому не нравятся «морализаторство», поучения и угрозы. Как же добиться, чтобы дети нас услышали?

 

Что такое нотации


Мы нелюбим, когда другой человек начинает поучать нас, как нужно правильно поступать. Менторский тон никогда не работает. Нотации не решают проблему, но часто приводят к обидам и вызывают чувство стыда.

Дети относятся к морализаторству также. Наше отличие в том, что взрослые могут перестать общаться с теми, кто их «достает», например, выйти из кабинета начальника и забыть о его гневе. А дети - нет. Они вынуждены слушать родительские нотации день за днем.

Правы ли мы, родители, желая донести до ребенка непреложные истины? Конечно, да! Нужно только разобраться, почему мудрые слова не находят отклика у детей, и по какой причине они нас не слышат.

Родители часто сетуют: «Я ему говорю - убирай за собой! В доме нет прислуги. Я и так на работе устаю!». «Сколько раз пыталась добиться от нее - испачкала вещи, постирай! Хотя бы в стиральную машинку грязное положи, а не разбрасывай по комнате!». «Понять не могу, сколько раз нужно ему одно и то же повторять! Я не жалею времени, объясняю, объясняю… А он будто глухой!».

Попытайтесь взглянуть на ситуацию, как сторонний наблюдатель. Родитель, говорящий «правильные» вещи, выглядит, как птица на току. Он говорит и говорит, не обращая снимание на реакцию ребенка. Взрослый сам себя заводит и не слышит ничего вокруг себя. Слов сказано много, а результата нет.

Причина в том, что взрослый начинает «назидательную» беседу в состоянии стресса. Он сильно расстроен или встревожен и поэтому похож на машину скорой помощи, несущуюся с сиреной через город. Родитель может говорить ровным голосом, но внутри него все равно включена та самая сирена. И чем выше испытываемый человеком уровень стресса, тем оглушительнее она звучит.

Когда вы не можете понять, почему происходят «сбои» в воспитании, всегда старайтесь поставить себя на место ребенка. Малыш воспринимает расстроенного родителя, как вопящую скорую помощь. В то же время родители хотят, чтобы ребенок стоял рядом и пытался что-то соображать и обдумывать.

Даже опытные взрослые не справились бы с такой задачей! Невозможно качественно воспринимать информацию, когда рядом оглушительно ревет сирена. Внутренний стресс может быть вызван разными причинами - сильным испугом за ребенка, горем и неожиданной радостью. Но в любом случае аффект не лучшим образом сказывается на интеллекте. Когда нас захлестывают яркие эмоции, мы хуже соображаем.

Оценим происходящее еще раз точки зрения ребенка. Я сделал что-то неправильно. Папа или мама сильно расстроились. Для детей отрицательные эмоции родителя всегда значимы. Когда родители огорчены и недовольны, дети испытывают стресс. Да, даже те, которым, на наш взгляд, «все безразлично».

Привязанность между родителями и детьми заложена природой. Поэтому малышу так хочется нравиться маме и папе. Это подсознательная реакция, которая гарантирует маленькому человеку помощь и покровительство взрослого. Дети изначально хотят получить положительную оценку старшего. Умом ребенок понимает, что мама и папа любят и никогда не расстанутся с ним. Он знает, что двойка в школе или разбитая ваза - не повод разлюбить его. Но внутри маленький человек испытывает иррациональный страх. А вдруг родители бросят и уйдут? Как тогда жить?

Когда взрослый рассердился и начал читать нотации, в голове у сына или дочери включается своя сирена. И чем чаще взрослый злился раньше, тем более сильный стресс ребенок испытывает. При включенной «сирене» ребенок плохо соображает и совершенно перестает слышать разумные доводы со стороны. Родитель заводится, громко кричит, призывает к логике. А откуда ей взяться, когда во время разговора ребенок находится в сильном стрессе?

 

Что чувствует ребенок


Поделиться чувствами дети могут лет с пяти, когда они начинают рассказывать о собственных переживаниях словами. Поэтому нам не ведомо, что испытывает годовалый малыш, когда его ругают родители. Став постарше, дети говорят: «Мне было так плохо, будто я заболел», «Меня тошнило во время разговора», «Я сразу заплакала».

Некоторые родители с гордостью говорят, что не повышают голоса на детей. Но чтобы вызвать у ребенка сильный стресс, совсем не обязательно кричать. Достаточно сказать ему ровным тоном, что «плохая девочка в доме не нужна». Или заявить, что его выходки совершенно лишили маму здоровья, и именно от таких плохих поступков болеет бабушка.

Можно построить разговор таким образом, что ребенок начнет испытывать сильное чувство стыда. Он будет слушать маму или папу, опустив голову и краснея. Но поскольку в это время малыш находится в сильном стрессе, воспитательный эффект от подобных разговоров со взрослыми будет равен нулю. Раскаяние, наступившее сегодня, совсем не является гарантией, что детское поведение изменится завтра.

Если день за днем и месяц за месяцем ставить ребенка в неприятную ситуацию, кричать на него, стыдить, пугать и шантажировать, он научится защищаться от стрессов. Ребенок избавится от привязанности к родителям, отсоединится от контакта с ними, прервет природную связь. Для ребенка это чрезвычайно больно и трудно, поэтому даже в самой неприятной ситуации многие дети выбирают душевные страдания, но не разрыв.

Когда непоправимое все же произошло, родители перестают восприниматься детьми, как помощники и защитники. Осуждения мамы или папы они воспринимают уже не так болезненно. Ребенок просто слушает взрослого и ждет окончания разговора, чтобы можно было уйти. Повзрослев, такие люди становятся циничными. Они считают себя успешными, не уважают эмоциональную чувствительность других, пренебрежительно относятся к тем, кто проявляет заботу о ближнем, и не умеют сочувствовать.

 

Как общаться, чтобы ребенок слышал


Мы хотим теплых доверительных отношений с детьми и желаем видеть их в будущем сердечными людьми, готовыми откликнуться на чужие проблемы. Если ребенок уже не реагирует на «правильные» слова и нотации, необходимо остановиться. Хотя бы из боязни полного разрыва отношений.

Однако, мы тоже люди. Как быть с собственным стрессом, ведь молчать и никак не реагировать очень трудно? Конечно, однозначных рецептов нет. Но приступать к «воспитанию» в состоянии возбуждения и гнева не стоит. Сначала снимите стресс. Прокричите, помашите кулаками, потопайте, поплачьте! Только не начинайте в этот момент разговора с ребенком о том, как он неправ и что нужно делать.

Ребенок будет сильно переживать эмоциональную реакцию взрослого. Он испугается и огорчится, но сумеет пережить внутренний стресс и успокоится. Конструктивный диалог необходимо начинать потом, когда буря уляжется, и родитель с ребенком будут готовы слышать друг друга. Взаимопонимание возможно после того, когда слёз уже нет и в семье наступил мир. Тогда ребенок начинает слышать разумные доводы и воспринимать родительские аргументы.

Донести свои убеждения можно и не говоря пространные речи. Этот метод общения называется в психологии «активным слушанием». Внимательно слушая ребенка, родители изредка дают обратную связь, называя детские потребности и обозначая чувства. Активно слушая, мы показываем ребенку, насколько он важен в нашей жизни. Мы словно говорим ему: «Я рядом, твоя жизнь очень важна для меня!». Ребенок чувствует, что связь не прервалась, и родительская любовь безусловна. Это дает ему силы мыслить конструктивно и самому находить пути выхода из проблем.

566 15 января 2018, в 13:58

Комментарии

Добавить комментарий

Вход Регистрация