Привязанность. Безопасная и не очень.

В начале прошлого века в мире, где еще не существовало политкорректности, и о защите прав человека только начинали говорить, да и то, лишь в тех странах, где мировые войны не разрушили демократические ценности до основания, было гораздо больше возможностей экспериментального исследования человеческого поведения.

Среди них эксперименты Стэнли Милграма, доказывающие, что почти каждый нас по указанию или приказу авторитетных людей может причинить серьезный вред другому человеку.

О другом эксперименте, проведенном в Англии на младенцах-сиротах, воспитанниках детских домов я расскажу сейчас.

Подробнее об этих и смежных исследованиях можно прочитать в книгах Джона Боулби, Р. Мухамедрахимова и Д. Винникотта.

Но вернемся к этому естественным образом возникшему эксперименту (Англия, сироты, детский дом). Некоторые младенцы погибли. Нет, их не били, не обижали, им давали достаточно пищи и они не страдали от холода или отсутствия ухода. С ними просто никто не разговаривал, их не брали на руки, и не болтали им разные глупые нежности, на их крик не реагировали (не надо приучать ребенка к рукам), их плач не утешали (он должен сам успокаиваться). Дети не кричали долго. Дети вообще быстрообучаемы, любое неэффективное поведение отпадает в короткие сроки, и эти младенцы начали дольше спать, их развитие (по возрасту) остановилось, некоторые из них погибли, и эксперимент был прерван. Так был описан госпитализм.

Существует фильм, в котором двухлетняя девочка (по традиции, существовавшей в 1953 году) проводит восемь дней в больнице без мамы. Ее острое горе, и отчуждение, испытываемое потом к матери, доказывает, что постоянство связи (привязанности) в раннем детском возрасте — наиболее важная характеристика.

По разным исследованиям, дети, не имевшие близкого, заботящегося о них постоянно человека до девяти месяцев (двух лет) впоследствии не в состоянии формировать устойчивой и безопасной привязанности к кому-либо. Другими словами, им не предоставили возможности научиться любить.

Следующий вопрос, который поставили перед собой исследователи, какие бывают типы привязанностей между родителями и детьми? Почему одни дети отличаются хорошим контактом и послушанием, а другие, наоборот, ведут себя или агрессивно, или отчужденно.

Было выделено три типа привязанности:

1. Младенцы с безопасным (надежным, safe) типом привязанности.

Разумеется, тип привязанности определяется способом мамы обращаться со своим ребенком и, разумеется, мама обращается со своим ребенком (в большинстве случаев) так, как с ней обращались в детстве (или ровно наоборот). Мамы детей (до двух лет), чья привязанность была признана безопасной, отзывчиво реагировали на нужды и потребности младенца, хорошо понимали его желания, и исследовали те сигналы, которые малыш подавал им с помощью взглядов, плача или простейших слов-звуков (вокализаций).

2. Избегающий тип привязанности (небезопасный) — дети с таким типом привязанности были достаточно самостоятельными в поведении, и при этом очень отчужденными, они не доверяли матери, и стремились вести себя независимо от нее, не полагаясь на ее присутствие, или отсутствие. Матери часто вмешивались в их поведение, избыточно контролировали его, не доверяли ребенку, не откликались эмоционально и отвергали потребности ребенка, в том числе, в физическом контакте, прикосновениях.

3. Двойственный (непоследовательный) небезопасный тип привязанности.

Матери таких малышей обращались с ними непоследовательно. Иногда они бывали ласковыми и отзывчивыми, а иногда нет. Неспособность детей предсказать поведение матери, очевидно, делала их в неуверенными относительно того, будет ли их мама рядом, когда они будут в ней нуждаться. Поэтому, такие малыши стремились, чтобы мать была поблизости все время. Они сильно расстраивались, если мама пропадала из их поля зрения, и пытаются восстановать взаимодействие, когда она возвращается, одновременно сердясь на нее. 

Работа с разными типами привязанности,  прежде всего, заключается в том, чтобы установить, какой именно стереотип (паттерн) поведения доминирует в отношениях мамы и ребенка.

Максимально корректно установить тип привязанности возможно до двухлетнего возраста. После этого возраста, небезопасные типы привязанности «смешиваются» и дети демонстрируют сходное поведение, выражающееся в капризности, нервности и других нарушениях поведения.

После того, как тип привязанности определен, есть возможность исследовать поведение матери, и обучать ее «пониманию» сигналов ее ребенка, а так же умениям и навыкам общаться с  ребенком в непротиворечивой, предсказуемой, безопасной манере.

В 1999 году были проведены масштабные исследования в странах Америки, Европы, Африки в Китае, Израиле и Японии, доказывающие универсальный характер выявленных паттернов взаимодействия мам и младенцев.

Концепция Боулби (и его последователей) опирается на аксиому, согласно которой, поведение младенца выработано чрезвычайно эффективной и очень длительно существующей системой приспособления всего живого к окружающей среде — эволюцией.

Потребность родителя схватить плачущего младенца и успокоить его — наиболее естественное (и верное) побуждение, и попытки игнорировать его в угоду какой-либо теории, делают отношения между родителями и детьми хуже, и, что еще более важно, создают проблемы в дальнейшем во взаимодействии между взрослым и его подрастающим ребенком.

Партнерские (товарищеские) отношения с ребенком возможны уже с трехлетнего возраста, если до этого тот самый человек, чьи руки и сердце заняты малышом (мама) были достаточно отзывчивы, и достаточно предоставили ребенку необходимого ресурса безопасного и заботливого отношения - любви.

Мария Кинжалеева, психолог.

Проконсультироваться можно тут.

927 03 ноября 2013, в 23:35

Комментарии

Добавить комментарий

Вход Регистрация